Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Слава Богу за всё!

Слава Богу за всё!

Слава Богу за то, что Он создал нас, возлюбив!
Слава Богу за то, что Он нас спасает!
Слава Богу за то, что Он дарует нам любовь!
Слава Богу за милость и радость!
Слава Богу за боль и утраты,
Слава Богу за смерть и рожденье,
Слава Богу за всё!

Митрополит Иларион (Алфеев) о "панк-молебне" в храме Христа Спасителя


Интервью митрополита Волоколамского Илариона телеканалу «Дождь»

Сегодня митрополит Иларион давал интервью телеканалу "Дождь", в котором в частности ему были заданы вопросы об отношении Церкви к скандалу вокруг Pussy Riot. Владыка дал ответы, которые весьма уместны в данной ситуации и их можно назвать исчерпывающими. Цитирую:

"— Вопрос о «панк-молебне»: не создается ли у Вас ощущение, если посмотреть на то, как развиваются события в последние дни, что последствия этого деяния нанесли Церкви ущерба значительно больше, чем сама эта акция в Храме Христа Спасителя?

— Прежде всего, у меня создается впечатление, что совершенно непропорциональное внимание уделяется этой глупой, бездарной и бессмысленной богохульной акции, которая была совершена по неразумию или же для того, чтобы что-то спровоцировать, чтобы заявить о себе. А ведь на самом деле существует много интересных тем, о которых можно говорить и в связи с Церковью, и вне связи с ней. Непонятно, почему необходимо совершить какое-то хулиганское действие для того, чтобы о тебе заговорили.

Не думаю, что эта акция и ее последующее обсуждение должны нанести какой-то ущерб Церкви, но полагаю, что такие акции, конечно, наносят ущерб верующим людям, прежде же всего — тем, кто принимает в них участие. Ведь всякий раз, когда какой бы то ни было человек намеренно или нечаянно — а в данном случае, конечно, это было сделано преднамеренно и сознательно — оскорбляет чувства других людей, это наносит ущерб и тем людям, которые оскорблены, и тем, которые наносят оскорбление.

— Не кажется Вам, что Церковь сейчас, если смотреть по имеющейся реакции, становится «крайней», и возмущение фактом ареста обращается даже не в адрес прокуратуры, не в адрес полиции, не в адрес судов, которые, несомненно, будут, а в адрес Церкви, которая, по мнению определенного количества людей, занимает не ту позицию, которую, казалось бы, должна занять?

— Во-первых, наказывает не Церковь. Во-вторых, когда совершается какое-то хулиганское действие, его участники несут ответственность именно по гражданскому закону. В данном случае, насколько мне известно, приговор еще не вынесен, ведется разбирательство этого дела, поэтому рано пока говорить о каких-то позициях. Председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата Владимир Романович Легойда, который попросил меня откликнуться на ваше предложение и прийти сегодня на эту передачу, сказал, что он совершенно не исключает, что, если будет вынесен суровый приговор, то Церковь станет ходатайствовать о его смягчении. Но пока приговора нет, поэтому обсуждение этого вопроса напоминает гадание на кофейной гуще: как кто себя поведет, какая будет реакция, как на это посмотрят и т.д.

— Не кажется ли Вам, что возникает ситуация, при которой наказание обсуждается больше, чем сама акция, и за счет этого возникает чрезмерное внимание к данной теме? Кроме того, существует масса проблем в обществе, и последние несколько месяцев были сильны протестные настроения по отношению к власти, к государственной системе, а тут возникает ситуация, при которой создается образ нового врага для либеральной части общества, причем против воли Церкви. Владимир Легойда, кстати, говорил о том, что арест этих девиц является чрезмерным. Создается впечатление, что либеральной общественности предложили нового противника.

— Может быть, это и так. В конце концов, сама эта акция не заслуживала такого внимания и не получила бы широкого освещения, если бы кто-то не захотел ее использовать для того, чтобы создать напряжение, спровоцировать конфликтную ситуацию и создать, как Вы выражаетесь, образ врага. Ведь Церковь по своей природе живет очень размеренной, спокойной, очень консервативной жизнью, и очень трудно найти какие-нибудь громкие новости о ней. В Церкви не происходит событий, которые обычно привлекают внимание журналистов. Вот, может прекрасный священник годами служить на одном приходе, спасать тысячи людей от духовной смерти, от наркомании, и никогда ни один телеканал не покажет об этом репортаж. А тут выскочили на амвон, что-то там спели — и вот уже о них трубит телевидение, гудит Интернет… Думаю, в этом заключается большая нелепость и несправедливость сложившейся ситуации. Церковь на протяжении веков живет своей полнокровной жизнью, помогает миллионам людей, но это как-то остается незамеченным. Журналистов интересуют совершенно другие вещи.

— Как получилось, что в нашем обществе потерялось понимание сакрального и для какой-то части общества исчезла разница между храмом и крышей троллейбуса?

— Думаю, что в обществе, к счастью, не потерялось понимание сакрального, хотя, возможно, у некоторой его части это чувство исчезло, или же его не было вовсе.

Если некоторые люди желают устраивать те или иные акции, никто им не может это воспретить, коль скоро они действуют на своем частном пространстве или арендуют какое-то пространство для этих целей. Но храм ведь для этого не предназначен! Храм — для богослужений и молитвы, тем более церковный амвон существует не для того, чтобы там устраивались акции или шоу, — он предназначен для проповеди. Поэтому, конечно, эта акция вызвала справедливое возмущение очень многих верующих людей. Это вполне естественная реакция.

Другое дело, что наша реакция никогда не должна быть агрессивной, она должна быть спокойной. Нас интересует не преступление, совершенное в этой земной жизни, и наказание, которое те или иные люди понесут по гражданскому закону, — нас, прежде всего, интересует душа человека. Поэтому если к нам обращаются люди, в том числе преступники, среди них и совершившие смертные грехи, мы всех выслушиваем; Церковь всегда готова прийти на помощь людям, которые приносят покаяние. Не зря же мы ходим в тюрьмы, общаемся там с уголовниками, в том числе и с убийцами. Понятно, что эти люди несут наказание по закону, но нам важно, чтобы в душе человека, если он совершил преступление, произошло покаяние и перерождение".

Источник: patriarchia.ru